Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: CC0/girlart39
Миллионы людей который год — и не только в нашей стране — задаются вопросом: почему учёные твердят о глобальном потеплении, а термометр за окном живёт какой-то своей жизнью и отказывается подтверждать строгие научные выкладки? Зимы во многих странах становятся всё холоднее, лето запаздывает на целый месяц, а аномальные погодные явления (снег в мае, засухи, ураганы, тропические ливни) превратились в нечто заурядное.

АиФ.ru рассказывает о парадоксальных последствиях того, что принято называть глобальным потеплением.

Климатические качели

На минувшей неделе пришла новость из Гренландии. Расположенный в западной её части ледник Якобсхавн, знаменитый тем, что когда-то от него откололся айсберг, погубивший «Титаник», начал расти в размерах. А ведь он считается одним из самых быстро тающих ледников: вода в заливе, куда он сползает, с 80-х годов прошлого века становится всё теплее, и ледник за последние годы «похудел» на 150 метров. Но новые замеры показывают: с 2016 года океаническое течение в этом регионе стало холоднее, что позволило леднику Якобсхавн вновь набрать рост.

Климат на Земле меняется, и порой весьма неожиданным образом, поэтому некоторые учёные уже избегают термина «глобальное потепление». Они говорят просто — «изменения климата». Да, средняя температура воздуха на планете с начала ХХ века поднялась почти на градус, отрицать это бессмысленно, но процесс в разных регионах идёт неравномерно, отсюда и сюрпризы.

Сильнее всего потепление проявляется в Северном полушарии, а если точнее, то в его высоких (то есть северных) широтах. Из-за неравномерности потепления вся климатическая система становится нестабильной, превращаясь в некое подобие качелей.

Один из парадоксов глобального потепления касается россиян самым непосредственным образом. На фоне бьющих рекорды глобальных температур у нас, на европейской части России и в южной Сибири, в начале XXI века стали чаще наблюдаться аномально холодные зимы. И выяснилось, что такие погодные режимы, как ни странно, являются следствием глобального потепления в Арктике. А именно — стремительного сокращения площади морских льдов, прежде всего — в Баренцевом море.
Владимир Семёнов
Заведующий лабораторией климатологии Института географии РАН, доктор физико-математических наук

Площадь поверхности арктических льдов с 1970 года сократилась более чем на 25%, а температура слоя вечной мерзлоты поднялась на 5 градусов. Уменьшение количества льда в Баренцевом и Карском морях привело к тому, что над Арктикой ослабел стратосферный полярный вихрь, а зимы в России стали более суровыми. Майские холода или, к примеру, продолжительная, на две-три недели, прохлада в июне — следствие тех же причин.

Как же работает этот механизм?

Воронка вокруг полюса

В нашем полушарии воздушные массы движутся из умеренных широт на север, где давление ниже. Это перемещение обусловлено разницей в нагреве земной поверхности там и тут. А поскольку планета вращается вокруг своей оси, текущие к её макушке потоки воздуха начинают закручиваться вокруг полюса — с востока на запад.

Образуется гигантская воронка, которую называют полярным вихрем (или полярной ячейкой). Её высота — 8−10 км.

Но над этой воронкой формируется ещё одна, достигающая верхней границы стратосферы — 50 км.

Как было сказано, в Арктике потепление идёт быстрее, чем в других регионах. И вот почему. Тает снег — обнажается земля. Тает лёд — появляется больше открытой воды. И земля, и вода тёмные, поэтому они начинают поглощать больше солнечного тепла, прогреваются и тем самым усиливают процесс потепления.

В результате разница температур между полюсом и условной 45-й широтой постепенно сокращается. А ведь мы помним, что благодаря этой разнице воздушные массы движутся на север и формируют полярный вихрь. И вот итог: полярный вихрь становится слабее, воронка крутится с меньшей скоростью и теряет стабильность. Её начинает слегка болтать, она создаёт в атмосфере дополнительные волны, вклиниваясь на континент морозными клиньями, и нарушает движение верхней воронки. Вплоть до того, что отрывает от неё массивы холодного воздуха, которые устремляются на юг, подолгу застревают на территории России и вынуждают нас вновь и вновь терзать синоптиков: «И это вы называете глобальным потеплением?».

Остановится ли Гольфстрим?

На этом климатические парадоксы не заканчиваются. Владимир Семёнов приводит ещё два примера:

Мы видим, что в Арктике морские льды исчезают на глазах. И в то же самое время вокруг Антарктики площадь морских льдов медленно, но растёт, несмотря на потепление. По одной из гипотез, это связано с естественными колебаниями океанической циркуляции в южных океанах.
Растёт и масса самого большого ледника на Земле — антарктического. Это происходит из-за того, что над ледником увеличилось количество осадков. И по своему вкладу это увеличение превосходит таяние льдов вследствие парникового эффекта.

С середины 1990-х годов в ходу климатическая страшилка, которая тоже выглядит как парадокс. Речь идёт о модели, предсказывающей остановку (и даже разворот) тёплого течения Гольфстрим. После этого, дескать, Европа покроется ледником, а её населению придётся спешно перебираться в более тёплые края. К счастью, эта гипотеза подтверждения не получила.

«Остановка так называемого “океанического конвейера” в Северной Атлантике, переносящего океаническое тепло из южных широт, была предсказана с применением идеализированных моделей, — говорит Владимир Семёнов. — Это послужило поводом для катастрофических сценариев изменений климата, слухов о “новом ледниковом периоде” и выхода на экраны голливудского блокбастера “Послезавтра”, который был снят как раз по этим мотивам. Однако дальнейшие исследования с использованием более совершенных моделей показали, что такой сценарий при глобальном потеплении невозможен».

Жаль, что того же самого нельзя сказать про другие сюрпризы, приготовленные нам глобальными изменениями климата.

Читайте также