Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
Источник: Известия

Аномально жаркое лето этого года, которое прогнозируют метеорологи, может напомнить россиянам о событиях 10-летней давности, когда по всей России горели леса. Вокруг Москвы, наиболее пострадавшей от последствий удушающего смога, обводнили наиболее опасные торфяники. А вот в других регионах проблема сохранилась до сих пор, отмечают опрошенные «Известиями» эксперты. Сложность заключается еще и в том, что из-за изменений климата аномальные природные явления случаются всё чаще. И достаточно 10 жарких дней подряд, чтобы ситуация с пожарами стала критической.

Пошла жара

Лето обещает быть аномально жарким. Об этом уже объявлял глава Минприроды Дмитрий Кобылкин на совещании у президента, такой прогноз «Известиям» делали также в Гидрометцентре России.

Эксперты уверены, что ситуация с лесными пожарами в этих условиях ухудшится. Более того, можно ожидать повторения лета 2010 года, когда, по официальным данным, пострадало до 2 млн га, а независимые эксперты называли цифры в несколько раз больше. В июле 2019-го в одном только Красноярском крае площадь лесных пожаров превышала 1 млн га.

— Многочисленные прогнозы свидетельствуют о том, что лето действительно будет знойное и сухое. Однако даже 10 жарких дней подряд среди в целом холодного и мокрого лета достаточно, чтобы ситуация с лесными пожарами стала катастрофической. Сейчас в средней полосе осадков выпадает много, но, скорее всего, к лету их будет уже меньше. Погода может сложиться самым неблагоприятным для леса образом, — рассказал «Известиям» координатор проектов по лесам высокой природоохранной ценности WWF России Константин Кобяков.

Его коллега, директор лесной программы WWF Андрей Щеголев добавил, что дополнительным неблагоприятным фактором при таких условиях может стать человеческий фактор: люди массово отправятся в лес после окончания режима самоизоляции.

В Рослесхозе «Известиям» рассказали, что в этом году наблюдается раннее наступление пожароопасного сезона. Согласно прогнозам агентства на апрель-октябрь 2020 года, осложнение лесопожарной ситуации может возникнуть в Центральном и Приволжском федеральных округах. В 2010 году на их долю пришлось 74% подземных (торфяных) пожаров от общего количества по стране (9,2 тыс. га против 12,5 тыс. га).

Проблемы те же

Ситуация 2010 года действительно рискует повториться, так как за прошедшие 10 лет кардинально подход к охране лесов не изменился, уверен председатель Общественного совета при Рослесхозе Владимир Морозов.

Основная проблема, по его словам, в острой нехватке лесников, которые могли бы предотвратить негативный сценарий:

Пока мы не восстановим на федеральном уровне институт лесничества, человеческий фактор и жаркая погода будут делать свое дело. Ценность лесников нужно отразить в новом Лесном кодексе.

Ранее в интервью «Известиям» глава Рослесхоза Сергей Аноприенко рассказал, что сейчас в регионах по штату 23 тыс. лесных инспекторов, 2 тыс. вакансий открыты. А по нормативу должно быть 40,2 тыс. человек.

Количество пожаров становится меньше, а их площадь увеличивается, отметил Владимир Морозов. Отдельные очаги можно быстро ликвидировать, тогда как один сплошной пожар тушить крайне трудно.

— Важно централизовать отрасль, вернуть полномочия «Авиалесоохране», чтобы пожарами занимался центр, а не субъект, — считает эксперт.

С ним согласен глава комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев. Он также подчеркнул, что наиболее уязвимое место сегодня — «зоны контроля», которые появились в 2015 году. В них можно не тушить пожары, если нет опасности населенным пунктам. В результате разрастаются крупные очаги, с которыми можно было бы справиться на ранней стадии. По словам Николая Николаева, именно по этой причине в прошлом году во многих регионах распространялись возгорания. В конце апреля глава Рослесхоза говорил «Известиям», что площади таких территорий постепенно уменьшаются.

Торф с ним

Плотный смог в Москве в 2010 году был связан с пожарами на торфяниках в Подмосковье, то есть на брошенных болотах, где во времена СССР добывался торф. По данным комитета лесного хозяйства области, площадь торфяных участков на территории региона составляет более 250 тыс. га, из них наиболее пожароопасные 75 тыс. га, пояснили в Рослесхозе.

Всего торфяники занимают пятую часть территории страны, а в некоторых регионах их доля еще больше, отметил директор института лесоведения РАН, руководитель проекта по гранту Российского научного фонда Андрей Сирин. Поэтому при лесных пожарах так или иначе затрагивается торфяной слой. Во многих случаях в лесу горит именно торф. Такие пожары сложнее тушить. Кроме того, они выделяют мелкодисперсные частицы, наиболее опасные для человека.

Сказать, что все опасные торфяники были обводнены, нельзя, уверен Константин Кобяков. Проблема относительно решена только в Подмосковье. С 2010 до 2013 года в области было обводнено 73 тыс. га торфяников — это одна из самых масштабных работ в мире.

По его словам, не все участки обводнялись для последующего заболачивания, в первую очередь необходимо было снизить пожароопасность. 15−20% обводненных торфяников вновь стали болотами, остальные же еще могут нести риск:

Площади торфяников в России огромные. В Московской области такие пожары будут локальными. Там научились вовремя мониторить ситуацию, а люди стали более сознательными. В других регионах есть большие площади потенциально опасных торфяников. Проблема заключается в том, что отвечают за них субъекты, которые не занимаются предупреждением пожаров на болотах.

На гребне волны

Повторение сценария 2010 года в ближайшее время весьма вероятно, считает директор центра «Биота, климат, ландшафты» Национального исследовательского Томского государственного университета Сергей Кирпотин. По его словам, в 2010 году проблему заметили только потому, что под удар попала Москва. Столь же масштабные пожары были в Сибири спустя два года, но их мало кто запомнил.

— Болотами в России никто не занимается, даже в сравнении с той же Белоруссией. А, например, Финляндия старается вернуть в сельхозоборот все территории, которые были осушены. Нам еще повезло, что не было катастрофических торфяных пожаров в Западной Сибири, — отметил Сергей Кирпотин.

По его словам, из-за постоянных пожаров леса постепенно перестают быть источником поглощения углерода и уже не спасают планету от перегрева.

Пока из-за погодных аномалий делать четкие прогнозы по превышению показателей пожарной опасности сложно, добавили в Рослесхозе. А аномалии, по словам экспертов, стали происходить всё чаще. С начала года в стране уже побиты рекорды по перегреву.

— В 2010 году наблюдалось такое явление, как тепловая волна, когда блокируется перенос воздушных масс с Атлантики, стоит антициклон более двух месяцев и нет осадков. То же самое было в Сибири в 2012 году. Тогда пожары были даже более губительными, чем в 2019-м. Тепловая волна, или «великая засуха», как ее еще можно назвать, особенно опасна для торфяников, — подчеркнул Сергей Кирпотин.

На фоне потепления растет нестабильность климата, заключил Андрей Сирин. И эти экстремальные явления действительно трудно предсказать.